Михалыч МСМLХVII (dmitri_obi) wrote,
Михалыч МСМLХVII
dmitri_obi

Category:

МЫСЛИ: Лев Левинсон. ТЕМЕНЬ ТЕМНАЯ, НЕПРОГЛЯДНАЯ… Обзор российских законов 2020 года сквозь призму с

ТЕМЕНЬ ТЕМНАЯ, НЕПРОГЛЯДНАЯ… Обзор российских законов 2020 года сквозь призму свободы совести

В 2020 году Госдума РФ приняла 553 закона. Для сравнения: в 2002 году их было в два раза меньше – 226. Видимо, единомыслие в депутатских рядах и гармония с президентской администрацией изрядно упрощают законодательный процесс. Но чем больше законов, тем хуже они становятся.

С законодательством в сфере прав человека дело обстоит совсем плохо. В последние годы трудно вспомнить хотя бы один существенный российский закон, который следовал бы конституционным целям законотворчества, прежде всего не нарушал бы запрет принятия законов, отменяющих или умаляющих права и свободы (статья 55 Конституции). Одни запреты, запреты, ужесточения, ограничения…

Поскольку свобода совести есть первейшая из свобод, с нее и начинается обычно закручивание гаек. Вероятно, расчет на то, что пока репрессированное за веру меньшинство не станет репрессированным за веру большинством, еще не репрессированное большинство будет рукоплескать кострам инквизиции...

Именно с закона 1997 года «О свободе совести и о религиозных объединениях» началось движение вспять от тех недолгих в истории России лет, когда законодатель в той или иной мере ориентировался на конституционную максиму: права и свободы человека определяют смысл и содержание законов.

Закон РФ о поправке к Конституции РФ от 14.03.2020 N 1-ФКЗ "О совершенствовании регулирования отдельных вопросов организации и функционирования публичной власти"

Пересмотр Конституции в 2020 году стимулировал фронтальную анти-правозащитную кампанию на законодательном уровне. Агрессивная, с надрывом, антизападная пропаганда исключает политическую дискуссию на телевидении. Интернет со дня на день грозят превратить в Интранет. Из провайдеров сделали околоточных. Если Конституции нет, то все позволено. А ее нет, раз можно так запросто, собрав баскетболисток и толкательниц ядра, переписать Основной Закон.

Хотя специальных законов по религиозной части в 2020 году не принималось (очередные поправки в закон о свободе совести, по состоянию на февраль 2021 года, прошли только первое чтение), в прошедшем году принято множество законов, ограничивающих интеллектуальные и духовные свободы, уничтожающих политические и гражданские права, и, как следствие, порождающих религиозную цензуру, гонения на верующих разных конфессий, включая и т.н. «традиционные». Игнорирование прав личности, приоритет управленческих интересов, тотальный государственный контроль - от санитарного до «теологического», вмешательство государства в церковные дела - вот где реальные оскорбления верующих, унижение их человеческого достоинства.

Распространено мнение, что власть поддерживает православие, православную Церковь. Нет этого! РПЦ МП нужна режиму только как идеологическая подпорка «стабильности», т.е. в своей профанной, внерелигиозной роли.

Все эти камуфляжные поправки – о Советском Союзе, «о Боге», индексации пенсий и т.п. – нужны были не только для «обнуления», но и чтобы провести под шумок нужные власти поправки, напрямую противоречащие основам конституционного строя. Две самые важные, о которых молчал телеящик: 1) огосударствление местного самоуправления путем встраивания его в вертикаль так называемой публичной власти и 2) создание «федеральных территорий» (т.е. провозглашение способа отгрызать от субъектов Федерации самые лакомые куски).

В итоге дополнение Конституции некими, якобы традиционными, идеалами и ценностями не дало бенефициарам РПЦ МП никаких новых бонусов. Нет проку им и от «Бога», помещенного почему-то в главу о федеративном устройстве.

Место «бога предков» в иерархии конституционных норм уже разъяснено Конституционным судом в Постановлении от 17 ноября 2020 года № 47-П по жалобе Тверской общины Церкви Божьей Матери Державной: «По смыслу положения статьи 67.1 (часть 2) Конституции Российской Федерации о вере в Бога, переданной народу России предками, во взаимосвязи с ее статьями 14 и 28 государство не объявляет наличие тех или иных религиозных убеждений обязательным, не ставит граждан – вопреки статье 19 (часть 2) Конституции Российской Федерации – в неравное положение в зависимости от наличия и направленности веры и призвано при реализации своей политики учитывать ту исторически значимую роль, которую религиозная составляющая сыграла в становлении и развитии российской государственности». Проще говоря, КС признал, что из веры в Бога, запечатленной в статье 67.1 Конституции, не следует ничего, никаких обязательств. И слава Богу!

Поправки к Конституции не стали подарком «православному талибану» (как называл о. Глеб Якунин фундаменталистов в Московском патриархате), который хотел, конечно же, большей определенности в конфессиональной и национальной принадлежности конституционного «Бога». Бог государствообразующего народа должен быть тяжеловесом, типа Черномырдина, а в Конституцию внесли какого-то экуменического «общечеловеческого» б-га с правом совещательного голоса, пообещав «учитывать ту исторически значимую роль, которую» он уже сыграл… т.е. даже не он сам, а аморфная «религиозная составляющая», как пишет КС.

Но было бы наивно думать, что эти поправки безобидны. Они будут работать. Взятые в системном единстве с другими поправками – о патриотическом воспитании – они становятся его идеологической и юридической основой.

В новой статье 67.1 Конституции РФ теперь говорится: «Государство создает условия, способствующие всестороннему духовному, нравственному, интеллектуальному и физическому развитию детей, воспитанию в них патриотизма, гражданственности и уважения к старшим». Кроме того, в статье 71 в перечне федеральных полномочий появилось «установление единых правовых основ <…> системы воспитания и образования».

Право родителей воспитывать своих детей в соответствии со своими убеждениями, в том числе религиозными, ставится теперь под сомнение идеологической установкой на воспитание в детях «патриотизма» и «гражданственности». А если родители воспитывают детей в духе космополитизма? Если учат следовать евангельскому непротивлению? Если вместо обязательного «уважения» говорят, что надо выкопать и выкинуть вон труп предка с его идеалами каннибализма?

Конституция имеет высшую юридическую силу. Но для христианина она не выше Евангелия, даже если минюст внесет его наконец в список экстремистских материалов.

То же и «уважение к старшим». О чем это? К каким старшим – по возрасту, по званию? А может это о пацаках с чатланами? И разве не взаимное уважение лежит в основе человеческих взаимоотношений вообще?

Закон от 31.07.2020 № 304-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «Об образовании в Российской Федерации» по вопросам воспитания обучающихся»

Неслучайно первым законопроектом, внесенным президентом в Госдуму во исполнение новой Конституции, стал этот закон от 31.07.2020. С его помощью вводится обязанность на всех уровнях образования, начиная со школы, включать в образовательные программы «календарные планы воспитательной работы» и «воспитательные программы».

За этими канцеляризмами стоит так называемая профилактика так называемого экстремизма. По сути речь идет о включении школ, училищ и вузов в лице их администраций в сеть полицейского контроля за подростками и молодежью. Следует ожидать, что власти будут настоятельно рекомендовать и священнослужителям основных конфессий приобщаться к воспитательной работе, т.е. в доступной им форме (воскресные школы, паломничества и подобные мероприятия, а также в рамках духовных образовательных учреждений) «предостерегать» молодежь, а применительно к школьникам - и их родителей, от политического активизма.

Здесь надо отметить, что на рассмотрении Госдумы находятся принятые в декабре 2020 года в первом чтении дополнения в закон об образовании об организации контроля за просветительской деятельностью вообще, где бы и кем бы она ни осуществлялась, а также поправки в закон о свободе совести, которыми устанавливается запрет на религиозную и образовательную деятельность «священнослужителей и религиозного персонала религиозных организаций», получивших духовное образование за рубежом, если они не пройдут аттестацию в соответствующих российских учреждениях, каковая (аттестация) предусматривается законопроектом.

***

Из множества новых «антиэкстремистских» законов обращает на себя внимание Федеральный закон от 15.10.2020 N 337-ФЗ "О внесении изменений в статьи 9 и 10 Федерального закона "О противодействии экстремистской деятельности". Закон предусматривает ведение минюстом еще двух перечней: 1)общественных, религиозных и иных организаций, признанных экстремистскими, 2) общественных, религиозных и иных организаций, деятельность которых приостановлена в связи с обвинениями в экстремизме.

В настоящее время минюст уже составляет и публикует:

- список экстремистских материалов;

- перечень НКО-иностранных агентов;

- перечень филиалов и представительств иностранных НКО;

- реестр иностранных СМИ, признанных иностранными агентами (в него почему-то включаются и признаваемые таковыми физические лица);

- перечень нежелательных иностранных и международных НПО.

К религиозной сфере имеют отношение не только законы, где она прямо упоминается. За один присест, 30 декабря, президент подписал более полусотни законов, большинство из которых что-то запрещает или ужесточает ответственность за уже запрещенное. Законы принимались стремительно, на поправки ко второму чтению дали несколько часов вместо положенного месяца. Поправок, таким образом, и не было. В режиме спецоперации граждане получили:

- запрет распространять информацию о деятельности ФСБ без разрешения ее руководства;

- два ограничительных закона о митингах;

- уголовную ответственность граждан, обязанных быть зарегистрированными в качестве иностранного агента;

- обязанность провайдеров самостоятельно зачищать сеть от запрещенного контента и обязанность Роскомнадзора контролировать исполнительность провайдера;

- новые, никому не нужные условия использования персональных данных, «защита» которых стала для граждан и организаций бременем неудобоносимым.

Упомяну еще несколько законов.

ФЗ от 08.06.2020 № 168-ФЗ «О едином федеральном информационном регистре, содержащем сведения о населении Российской Федерации». Здесь вновь возникают темы сбора информации о гражданах, ее электронной обработки и, как следствие, расширения контроля за личной жизнью. Нумеризация личности и оцифровка персональных данных уже вызывала протесты православной общественности.

Законом от 9.11.2020 № 355-ФЗ ратифицировано Соглашение между РФ и Туркменистаном о сотрудничестве в области безопасности. Через это соглашение Туркменистан, не входящий в Шанхайскую организацию сотрудничества, включается в полицейское взаимодействие по борьбе с терроризмом и экстремизмом. Что предполагает, в том числе, «пресечение деятельности» Хизб-ут-Тахрир (признанной в РФ террористической) и Фалунь-дафа. Соглашение обеспечивает беспрепятственное проведение спецопераций органами РФ в Туркменистане и туркменскими – на российской территории.

Другой направленности - ФЗ от 07.04.2020 № 113-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О благотворительной деятельности и добровольчестве (волонтерстве)». Поправки регламентируют использование ящиков для сбора пожертвований благотворительными НКО. Большой беды в этом нет, хотя, понятно, это новое обременение НКО, и без того задавленных гигантской отчетностью. Единственные ящики, освобождаемые от дополнительных контрольных процедур, - церковные, то есть как раз те, что всегда были «черными» для внешнего контроля.

В небольшой поправке к закону о благотворительности вновь являет себя «сверхъестественное право», то есть наделение, непонятно чем мотивированное, религиозных организаций особыми преференциями.

Нужен ли вообще в современном светском обществе специальный закон о религии? Чем религиозные организации отличаются от других некоммерческих общественных объединений – в правовом, конституционном смысле? Чем религиозная деятельность хуже или лучше антирелигиозной? Как объяснить, почему для регистрации обычного общественного объединения достаточно трех человек-учредителей, а для регистрации религиозного – десять? Когда и в Евангелии сказано «где двое или трое собраны во имя Мое…».

Отдельное регулирование религиозной деятельности с ее вымышленными юридическими особенностями почти всегда бессмысленно и вредно – и как основание для неоправданных льгот, и как инструмент ограничения прав. В РФ закон хотя и называется «о свободе совести», но свободу эту ограничивает, нагромождая непонятные требования – к сроку деятельности в РФ, к содержанию устава (до чего государству вообще не должно быть дела), к регламентации миссионерской деятельности, и далее по всем пунктам. Ограничения и запреты для одних и тепличные условия для других – вот нынешний федеральный закон. Такой закон не нужен!

В 1990 году ситуация была иная. Принятый тогда Закон РФ «О свободе вероисповедания» был нужен верующим и их общинам после десятилетий гонений, гарантируя свободное исповедание и распространение любой веры, полностью освобождая религиозную жизнь от государственного вмешательства. Сердцевиной закона 1990 года была статья о нейтралитете государства по отношению ко всем конфессиям: «Ни одна религия или религиозное объединение не пользуются никакими преимуществами и не могут быть подвергнуты никаким ограничениям по сравнению с другими. Государство в вопросах свободы вероисповеданий и убеждений нейтрально, то есть не становится на сторону какой-либо религии или мировоззрения». Прекрасно было бы, если бы тот закон не был отменен. Но коль уж отменен – лучше никакого, чем принятый в 1997-м. И ведь что интересно: закон 1990 года самим названием своим был ограничен именно вопросами религиозной свободы. Закон 1997 года носит гордое название «О свободе совести …», но свобода совести - нечто иное и большее, чем свобода вероисповедания. И уж совсем несводима к интересам религиозных организаций.

Свобода совести не нуждается в законе о ней, так как Конституция содержит все необходимые условия ее существования: идеологическое многообразие, запрет установления какой-либо идеологии в качестве государственной и запрет цензуры, светскость государства, а также равенство перед законом религиозных и других общественных объединений. Все это – в главах I и II Конституции. Глава I - это Основы Конституционного Строя, и никакие другие положения Конституции или федеральные законы не могут им противоречить.

Опубликовано: 23.02.2021https://credo.press/235899/

Subscribe

promo dmitri_obi january 3, 2019 17:34 17
Buy for 100 tokens
Цвет настроения синий.... https://www.youtube.com/watch?v=keMAC2_K0VQ От вида этих людей волосы встают дыбом! Лицо без носа, глаза без зрачков и застывшие навечно клоунские гримасы. Вместо одежды они покрывают свои тела татуировками. Какие нательные рисунки скрывают под одеждой…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments